Блог о строительстве
Информационный блог о строительстве. Как правильно строить дом. Учимся ремонтировать комнаты дома.

Проекты зрелого архитектора

Проект московского крематория — это творение уже зрелого архитектора Ильи Голосова, и Хан-Магомедов характеризует его как работу, выполненную последовательным неоклассиком, каким, по мнению ученого, был Голосов в конце 10-х годов. И в самом деле, проект — чистое упражнение в духе неоклассики: шесть сильно расширяющихся книзу «дорических» каннелированных колонн, вросших в землю, несут тяжелый архитрав, на котором покоится слегка приплюснутый треугольный фронтон.


А вот другой эскиз — монумент шести героям, датируемый 1943 г. Прошло четверть века, но Голосов предлагает идентичное решение — те же шесть колонн, тот же фронтон, только увенчанный пятиконечной звездой. В чем дело? Почему в конце жизненного пути мастер обращается к давней работе и воспроизводит ее практически без изменения? Неужели иссякло его творческое дарование? А может быть, тут иное? Близкая по смыслу тема, связанная с увековечением памяти, сходные внутренним драматизмом социальные обстоятельства — война (в первом случае гражданская, во втором — Великая Отечественная) заставляют архитектора вернуться к принципам неоклассики. Весь его прошлый опыт — символико-романтические поиски, так называемая школа Голосова, блистательные конструктивистские проекты — уходит, становясь как бы прозрачным, и мастер возвращается к тому, что было ему дорого в молодости и по стечению разных обстоятельств вновь оказалось актуальным на исходе дней.


Разумеется, такое бывало и у других архитекторов, но этот пример мне представляется не случайным. Быть может, объяснить его — значит раскрыть и многое из недопонятого до сих пор в архитектуре 30—40-х годов.


Попутно — одно небольшое замечание. Глава пятая книги называется «Школа И. А. Голосова (символический романтизм 1920—1924 годов)». На мой взгляд, само слово «школа» здесь не вполне уместно. Ведь оно предполагает наличие круга учеников и последователей, а в главе не указано ни одного имени. Есть лишь фраза: «...это нашло отражение как в проектах самого И. Голосова, так и в проектах его учеников»: есть упоминание о программе, разработанной им для учеников. Но сами ученики отсутствуют. И понятие «школа» остается неподкрепленным».


Вообще книга на удивление мало «заселена» — указатель в конце монографии включает всего 47 имен, так что Голосов нередко оказывается фигурой, как бы одиноко действующей на сцене истории. Впрочем, возможно, подобное ощущение до какой-то степени соответствует истине. Илья Голосов был единствен. И в этом — основной пафос книги С. О. Хан-Магомедова, которую с благодарностью примет профессионально подготовленная читательская аудитория. Поебждай и получай джекпот на сайте Пин Ап Казино! Сумма джекпота постоянно растёт, можно сорвать нереально большой куш. Выводи средства на карту или любую популярную платёжную систему.
Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации